Вячеслав Сапунов (sapunov) wrote,
Вячеслав Сапунов
sapunov

Category:

"Зеленый диван" с Наргиз Джалиловой

Наргиз Джалилова – признанная прима азербайджанского телевидения. Она трудилась на разных каналах в разные телевизионные эпохи. Наргиз-ханум досконально разбирается в нюансах телевизионных профессий. Ей есть что сказать про современное телевидение. И не только.

nargiz2

Сапунов: Знаю вас 17 лет и примечательно, что я за эти годы постарел и поседел, а вы не изменились совершенно. Это обыкновенное чудо, и, казалось бы, нужно задать вопрос о секретах вашей красоты. Но я отойду от шаблона и спрошу у вас, как у опытного интервьюера, какие вопросы не стоит задавать никогда?
Джалилова: Никогда не ставила никаких преград!
Сапунов: Никаких табу?
Джалилова: Разве что не спрашивала о совсем личном, сокровенном. В каждой беседе я старалась быть осторожной, предугадывая, что о чем можно спросить, а о чем нельзя, насколько далеко можно зайти в обсуждении той или иной темы. Подобная интуиция — рецепт телевизионного долгожительства.
Сапунов: А бывало, чтоб вы разочаровывались в собеседнике?
Джалилова: Бывало… А случалось, и во мне разочаровывались. Очень много зависит от степени контакта, от вашего настроения, от настроения собеседника. А вдруг павильон холодный? Мы же все живые люди. Но я всегда старалась раскрыть тему и характер гостя. А окончательного совершенства добивалась на монтаже, ведь для правильного темпа программы порой важна даже длительность вздоха героя.
Сапунов: Вы помните советское телевидение, вы помните ТВ 90-х годов. Какими словами можно охарактеризовать современное телевидение — наше, отечественное?
Джалилова: Оно на этапе становления.
Сапунов: Как-то прозвучало и его сравнение с подростком. Но сколько десятилетий подросток может развиваться? Не превратился ли наш подросток в недоросля Митрофанушку?
Джалилова: Профессионалов мало.
Сапунов: Но если недостаточно профессионалов, это значит, что развивать телевидение некому?
Джалилова: Какие-то исключения есть… Да, исключения… Сегодня телевидение основано на «реалити». Раньше мы приглашали в студию знаменитостей, теперь же на экран стремится каждый. Каждый хочет стать знаменитостью, не зря же все так любят выставлять в социальных сетях свои фото, свои видео… И стремясь удовлетворить это стремление, телевидение запускает всяческие развлекательные, соревновательные программы — чтобы там принимал участие обычный зритель. Потому что зритель хочет видеть на экране и такого, как он сам, видеть себя! Это мировой тренд. Телевидение всегда опережает общество!
Сапунов: В каком же состоянии наше общество, если телевидение его даже опережает?
Джалилова: Должно опережать, чтобы вести за собой!
Сапунов: Но вы же сами сказали о недостатке профессионалов. Кто же будет вести за собой зрителя? Родственницы теленачальников, получившие собственные шоу за красивые глаза?
Джалилова: Вы знаете, чего еще не хватает нашему телевидению? Режиссуры. Все обращают внимание на ведущего. А как его снять, чтобы было интересно? Нет программ, основанных на глубоких сценариях, на вдумчивой режиссуре. А в свое время мы знали и работу операторов, разбирались в постановке света, в ракурсах.
Сапунов: Иногда наблюдаю, как работают иные телеоператоры на выезде. Включают камеру, поставленную на штатив и уходят!.. Амбиций все больше, а тщательности все меньше.
Джалилова: Что касается новостных съемок… Новостники — это охотники. А у наших эта способность утрачена. Репортаж — полузабытая профессия.
Сапунов: Необходима политика канала, который осознает необходимость горячих, ярких репортажей и начнет натаскивать своих репортеров…
Джалилова: И еще мне не достает разнообразия подходов. К примеру, случается в стране некое важное событие — то же Евровидение. Почти все телеканалы преподносят, комментируют его одинаково. А где разнообразие точек зрения, где варианты ракурсов, где альтернативные мнения, где дискуссии? На Западе именно так делают, поэтому у каждого канала свой преданный зритель.
Сапунов: Основа драматургии — конфликт… А у нас порой вместо конфликта — аплодисменты.
Джалилова: Бесконфликтность! Именно! Авторам программ кажется, что в передачах не должно быть драматургии. Вы делаете ток-шоу на злободневную тему — а где завершение, где итог, подводимый ведущим? Я очень люблю, когда ток-шоу завершается хоть какими-то решениями.
Сапунов: Позитивный финал?
Джалилова: Не обязательно позитивный!.. Но некий внятный вывод должен сформироваться у зрителя. Почему я собрала в своей программе — социальной, политической и так далее — этих людей и что я этим собранием хотела сказать, что я, собственно говоря, выяснила? Тема должна раскрыться и дойти до кульминационной точки. Если я, как ведущая, как редактор, не дошла до этой кульминации, значит моя программа не состоялась и я вообще не имею права делать ток-шоу!.. А у нас, знаете, как бывает: «Наше время истекло! До свиданья!» А где последняя точка? Чего мы достигли в программе? Хоть что-то ведущий должен сказать в конце — сделать резюме, основанное на всем течении программы. Вот этого у нас не хватает.

nargiz3

Сапунов: Вам когда-нибудь было стыдно?
Джалилова: За что?
Сапунов: За что угодно.
Джалилова: Наверно, было. Человек всегда учится, в том числе и на собственных ошибках. Говорят, что в профессии важна конкуренция. А я всегда была сама себе конкуренткой, критически относясь и к своим телепрограммам, и к своим сценическим выступлениям. Всегда чем-то остаюсь недовольной! А ведь иначе не будет роста… Жизнь-то идет.
Сапунов: Чего не стоит делать нашим девушкам, женщинам? Или мужчинам.
Джалилова: Слава, это настолько индивидуально. Нельзя никому диктовать.
Сапунов: Но раздражает же что-то?
Джалилова: М-м… Чувство меры! Нужно соблюдать чувство меры! Особенно телеведущим. Иначе можно порезаться.
Сапунов: А надо ли бояться порезаться?
Джалилова: Иногда нет, конечно. Фигуристы на льду порой могут порезаться о свои же коньки, но этот риск необходим для выполнения важного элемента. Да, иногда надо порезаться. И это приятная раночка.
Сапунов: В фигуристах меня всегда восхищала способность после падения подняться и продолжить танец.
Джалилова: Вы знаете, самый большой профессионализм — в способности встать. И на сцене — в способности сгладить ошибку, в способности преодолеть неудачу. Преодолевая, тоже получаешь огромное удовольствие! Это полет!
Сапунов: Странно, что вы вспомнили фигурное катание раньше большого тенниса…
Джалилова: (горячо) О, да! Я обожаю большой теннис! Сегодня будут транслировать финал Australian Open — я предвкушаю! Если бы мне было 25 лет, я бы непременно занялась бы большим теннисом! Очень люблю Надаля! Вы не представляете, как я болею за него! Кричу в экран! Хорошо, что живу одна — никто не пугается (смеется).
Сапунов: Телеведущие, считаете, похожи на спортсменов?
Джалилова: Немного. Схожесть в том, что процентов на десять важен талант, но чтобы достичь успеха, важно трудиться, трудиться и трудиться. А разница в том, что спортсмены очень рано выходят на пенсию, а телеведущие могут оставаться в профессии до конца жизни. Вспомните, например, Ларри Кинга.
Мне его манера очень близка. Я тоже всегда хотела быть оппонентом своему собеседнику, а не просто задавать вопросы по списку. Сейчас это не удивительно, а в наши годы это было из ряда вон. Но уже тогда я, не зная ничего про Ларри Кинга, сама к этому приходила. По такому принципу были сделаны мои эфиры на телеканале ABA, который остался в нашей памяти как самое прогрессивное телевидение в Азербайджане. И в последующие годы я придерживалась этого принципа в других своих программах.
Сапунов: С чего должно начаться такое прогрессивное телевидение? Кто должен его начать?
Джалилова: Профессионалы. Надо приглашать своих, пока они еще есть. Надо приглашать иностранцев… Бюджеты многих телеканалов вполне это позволяют. Не стоит винить молодежь… В мое время были специалисты, на которых мы могли равняться. А на кого равняться молодым сейчас?
Сапунов: Вы сами передаете свой опыт?
Джалилова: Да, я стараюсь, хотя, разумеется, ничего на этом не зарабатываю. А еще для профессионала важно не оставаться на месте. Если не смотреть современные программы, если не учиться у более продвинутых коллег, ты рискуешь серьезно отстать от жизни, от профессии!
Сапунов: А ведь вы еще и на сцене успеваете блистать!
Джалилова: Я счастливый человек, потому что считаю, что мне удается сохранить уровень и на экране, и на сцене. Это не так часто бывает. Вы заметили, как у нас мало ведущих? Я очень надеюсь, что мне удастся еще долго сохранить сценическую форму (улыбается).
Сапунов: Я уверен, что и мои внуки будут вами любоваться!.. На сколько вы себя ощущаете сегодня?
Джалилова: На хороший зрелый возраст, этак на 35 — то, что нужно для женщины.
Сапунов: Скажите, пожалуйста, что для вас пошлость? Все чаще задаюсь этим вопросом.
Джалилова: Я неспроста заговорила сегодня о чувстве меры. Когда его забываешь — случается пошлость. Мне кажется, что на телевидении самодеятельность — это немножко пошлость. Когда забываешь о культуре — это пошлость. Даже самый разухабистый ведущий развлекательной программы должен быть внутренне культурным, и тогда зритель поймет, что его манера ведения — это просто игра. Вот Иван Ургант порой доходит, казалось бы, до грани, но никогда ее не переходит и никогда не выглядит пошлым. Потому что есть внутренний стержень. Кстати, Окан Баюлген — турецкий шоумен — помнится, задавался вопросом, почему нельзя те или иные слова произносить с экрана. И проводил в этой области рискованные эксперименты. Но никогда не выглядел пошлым. Это тоже сродни хождению по лезвию бритвы. Всегда вспоминаю этот роман Ефремова.
Сапунов: Чувство меры — это ведь способность сказать «нет». Когда вам говорят «нет», как вы реагируете? Или вам никогда не отказывают?
Джалилова: Ну что вы! К чему такой нарциссизм? Я делаю выводы. Именно благодаря тому, что я делаю выводы из всех негативных моментов, я и сохранила свое место, свою нишу! Каждый человек, который хочет добиться чего-либо, должен найти свою нишу и занять ее так, чтобы никто не смог его оттуда отодвинуть.
Сапунов: Вы очень любите свою профессию, именно о ней вы стараетесь говорить больше всего…
Джалилова: Я очень люблю свою профессию, я очень хочу сохранить себя в ней как можно дольше. Когда-то моя профессия меня просто спасла. Я больше всего счастлива в этой профессии. Может, не настолько в личной жизни… Хотя я была очень любима и прожила прекрасную жизнь, негоже жаловаться. Я люблю свою дочь. Это тоже достижение. Просто жалко, что она у меня одна. Возможно, самая большая ошибка в моей жизни в том, что я не родила хотя бы еще одного ребенка. Чувствую в этом ужасную неудовлетворенность. Я развелась, когда моей дочке было 10 лет, и не случилось другого брака. Но у меня есть племянники: дети брата, дети сестры — моя большая семья, которую я очень люблю. У племянницы скоро будет свадьба… Это большой праздник для всех нас… (задумывается) Знаете… по-любому жизнь удалась. И если сегодня или завтра меня не станет, даже в этом возрасте, после меня останется немало.
Сапунов: Вы думаете о смерти?
Джалилова: Каждый день. Смерть не должна страшить человека. И каждый день проводить как последний — не так уж неправильно.

nargiz1

Фотографии Руслана Набиева.

Специально для рубрики "Зеленый диван" журнала Boutique Baku.
Редакция журнала Boutique Baku благодарит Nobel Oil Club и бутик Patrick Hellmann за помощь при создании материала.

Tags: Зеленый диван, Интервью
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment