Вячеслав Сапунов (sapunov) wrote,
Вячеслав Сапунов
sapunov

"Зеленый диван" с Михаилом Дегтярем

Михаил Борисович Дегтярь — журналист, путешественник и, пожалуй, самый именитый телерепортер России, перечень его профессиональных премий, начиная с четырех "ТЭФИ", чрезвычайно длинен. Вот и с бакинского Международного Фестиваля Туристических Фильмов Михаил Дегтярь также увез очередную статуэтку. Но в Баку он оставил свое сердце. Еще в конце 1970-х…

degtyar1

Сапунов: Вашу программу «Репортер» я полюбил в юности и до сих пор уверен, что это один самых оптимальных телеформатов. Так что греха таить, вы для меня корифей. И я несколько волнуюсь. А перед какими встречами волнуетесь вы?
Дегтярь: Давно уже, к сожалению, не волнуюсь. И это, наверно, не совсем правильно, волнение все-таки необходимо — как у актера. Но за 23 года существования программы оно куда-то ушло. Да, вот такой рекордный возраст. Обычно говорят, что телепрограммы живут не больше 3 лет. Долгожителей очень немного. А среди еженедельных их почти нет.
Сапунов: Кстати, не могу не отметить важную подробность из вашей биографии. У нас на «Зеленом диване» бывали композиторы, телеведущие, бизнесмены, актеры… Но впервые у нас в гостях ветеран канализационной службы станции «Баладжары». Добро пожаловать обратно в Баку! Мне приятно, что есть люди, которые, пожив здесь всего несколько лет, влюбляются в мой родной город. И в вашей книге воспоминаний «Репортер» вы очень тепло о Баку отзываетесь.
Дегтярь: Баку — буквально город моей юности. Здесь я жил с 22-х до 28-и лет — самый прекрасный возраст! Сперва было очень тяжело: я был один, чистил баладжарскую канализацию, жил в общежитии в одной комнате с семью азербайджанцами из района, которые не говорили по-русски... Мне тогда помогла выжить бакинская филармония. Я переодевался из рабочей робы в пиджак и ехал на электричке в Баку. Каждый день на протяжении года. Сперва покупал билеты, а потом бабушки-билетерши меня стали пускать бесплатно.

degtya4

Сапунов: А затем случилась первая ваша публикация в «Молодежи Азербайджана» и началась карьера журналиста… К журналистам тогда относились по-другому. И описанная вами в книге история, как в провинции вам вручали канистры коньяка, очень показательна.
Дегтярь: Да, тогда могло случиться все что угодно. Когда я стал корреспондентом «Комсомольской правды», однажды в Ялте первый секретарь горкома «забыл» для меня в гостиничном номере девушку — второго секретаря горкома комсомола. Абсолютно довлатовская история. Вот так делались карьеры в комсомоле.
Сапунов: Вы много путешествовали, и так получилось, что Азербайджан стал первой страной, которую вы посетили. После вспоминался ли он в дальних странах?
Дегтярь: Ну тогда это была не отдельная страна, было общее большое государство. А вспоминать, разумеется, вспоминал. Например, невероятными темпами строительства Баку очень напоминает Дубай. Но мне не нужен какой-то особый повод для воспоминаний. Баку был мой дом, и я всегда вспоминаю о нем с любовью. Когда мне пришлось покинуть Баку, мне это далось очень нелегко.
Сапунов: Вы на днях встречались со своим старым другом — Максудом Ибрагимбековым. О чем говорили, о чем вспоминали спустя столько лет?
Дегтярь: Вспоминали его старую квартиру на улице Гаджибекова. Там на балконе был установлен штурвал, и Максуд, изображая капитана, иногда «рулил» домом-кораблем. Вспоминали закрытые просмотры в Доме кино. Вспоминали бульвар. Вспоминали Кубинку, где можно было купить все: крабов, сигареты, пистолет… Но из машины выходить не рекомендовалось. Сейчас того Баку почти нет. Я вчера нашел несколько улиц, сохранивших прежний флёр, там я вновь оказался в Баку, некогда накрывшем меня своим дыханием. Тогда я мог войти в любой двор, где меня сразу же приглашали сесть за стол, угощали шашлыком… Сто национальностей жили в Баку! Припоминаю сцену: улица Петра Монтина, люди сидят на стульях, установленных на тротуаре, и смотрят телевизор, который находится в доме. «Что вы здесь-то сидите?» — «А здесь прохладней!» Такого сейчас мне не хватает.

degtyar6

Сапунов: Многие города изменились — Москва, Одесса…
Дегтярь: Москва — вообще кошмар, превратилась в таджикский город. Когда я приехал в Москву 30 лет назад, она была другим городом — городом, о котором все мечтали. А о современной Москве я не могу мечтать, понимаешь?
Сапунов: В своей книге вы прекрасно описываете свою способность проникать куда угодно. Этот талант врожденный или приобретенный?
Дегтярь: Наверно, это генетическое, хотя мои родители никуда особо не проникали, да и брата моего никуда не пустят. Это такой остапобендеровский авантюризм, основанный на тонком расчете. Бывало для каких-то материалов я представлялся сотрудником горкома партии. В советское время за это можно было серьезно пострадать. А взять историю, когда я с Юлием Гусманом приехал в Ташкент, и нам досталась никудышная гостиница! Я купил на базаре гранаты и пошел к секретарю обкома партии, сказал, что я от секретаря бакинского горкома Вагифа Гусейнова, которого я никогда в глаза не видел. И нам сделали сразу номера в лучшем отеле города и бесплатно. От таких проделок я получал колоссальное удовольствие.
Сапунов: Оглядываясь на пройденный путь… Куда бы вы не стали проникать, в какую авантюру не ввязались бы, какой стендап бы не сняли?
Дегтярь: Я бы, наверно, отказался от поездок в Ирак. Я был там дважды. Вот уж не моя страна! Лондон — мой город, Берлин — мой, а вот Багдад — не мой. Я это чувствую нутром сразу и не могу объяснить. Еще в первый раз, в 1995 году, я дал себе зарок — не ездить в Ирак, и все равно в прошлом году снова там оказался. Я там такого наглотался!.. Жара 52 градуса, мы в бронежилетах, нас охраняет американский спецназ, жуткие условия… Не хочу больше!
Сапунов: Ни о каких своих репортерских подвигах не жалеете?
Дегтярь: Я считаю, что репортер ради съемки должен быть готов на все: раздеться догола, прыгнуть с 15-метровой высоты, пить кровь кобры. Это основа профессии. Нельзя говорить, что я чего-нибудь бы не сделал. Ни о чем не жалею. Интуиция меня никогда не подводила.
Сапунов: Основа вашей теории — детский интерес к жизни. А есть темы, к которым вы потеряли интерес?
Дегтярь: Нет. Меня все интересует. Другое дело, что я некоторое время не занимаюсь репортажной работой, у меня на данный момент нет договоренностей ни с одним каналом, потому что из-за своих откровенных выступлений я испортил отношения со многими телевизионными начальниками. Сейчас я снимаю документальное кино по заказу Министерства культуры, но, конечно, телевизионного репортажа мне не хватает. Это любовь моей жизни и смысл существования. Часто думаю: ах, как я бы это снял, как бы это преподнес.
Сапунов: В стол вы не снимаете?
Дегтярь: Нет. Да и техника быстро идет вперед. Если вчера мы снимали на DVCam, то сейчас все принимают только формат High Definition. И эта гонка будет постоянной.

degtyar3

Сапунов: Сегодня снимают все и всем. Много хороших репортеров, еще больше плохих, того больше — дилетантов. Создается ощущение информационной пресыщенности. Не знаешь, что смотреть, и в результате не смотришь ничего. Вы можете два месяца снимать сложный фильм, а завтра какой-нибудь котик наберет в YouTube в сто раз больше просмотров. Вам никогда не приходило в голову, что мастерство, подобное вашему, уже не нужно? Как и телевидение вообще…
Дегтярь: Трудно сказать. Как это ни банально звучит — время покажет. Действительно, сейчас молодежь почти не смотрит телевизор. Мой 18-летний сын использует его лишь как монитор, скачивая фильмы по Apple TV. А я смотрю 5-6 кулинарных каналов, географические передачи. Ну и спорт смотрим. Но новости — никогда. Потому что это бессмысленно, все намного быстрее приходит в интернете. И тем не менее я думаю, что телевидение не умрет. Генетическая память очень сильна. Мои родители каждый день в 9 часов садились смотреть программу «Время». Даже у меня иногда возникает такое желание.
Сапунов: В Баку вы приехали на фестиваль туристических фильмов. Я знаю, что у вас премий ну очень много, начиная с четырех «ТЭФИ»…
Дегтярь: Да, железа много.
Сапунов: Зачем еще-то?
Дегтярь: Все-таки важно, чтобы у моего труда было признание. И отчасти спортивный интерес. Хотя порой премии дают не за качество, а по каким-то политическим мотивам и так далее.
Сапунов: Вторая «ТЭФИ» вам дорогого стоила.
Дегтярь: Да, руководство ВГТРК сказало: «Мы не выдвигаемся на ТЭФИ», а я все равно выдвинулся. И это стоило мне работы. А сегодня саму премию «ТЭФИ» уничтожают. Очень жаль.
Сапунов: Все-таки хорошо, что вы не пошли по водно-хозяйственной части.
Дегтярь: Да, вы знаете, как тяжело найти свое место в жизни. Вот мой сын закончил лучшую московскую школу, поступил в международный институт экономики и финансов, где преподавание только на английском языке. Он свободно владеет английским. Я так был рад!.. А он, закончив первый курс, сказал: «Это не моё. Я хочу на режиссерский факультет ВГИКа». И поступил!
Сапунов: Гены.
Дегтярь: Я поступил во ВГИК с четвертого раза, после стройфака Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта. А он в 18 лет уже студент в мастерской Вадима Абдрашитова!
Сапунов: Вы в Баку включали местные телеканалы?
Дегтярь: Да, в прошлом году. Получил большое эстетическое удовольствие (грустно улыбается)… Это, конечно, позорное телевидение. Три года назад мы — делегация Академии Российского телевидения — Михаил Швыдкой, Анатолий Лысенко, я и другие — встречались с азербайджанскими телеруководителями. И говорили, что многое надо менять. Серьезные мужчины в костюмах нас внимательно выслушали, предложили, чтобы мы приезжали, давали мастер-классы… Мы согласились… И всё. После этого они даже на письма наши не отвечали. Им это оказалось не нужно. А ведь мы были на АзТВ, мы видели студии, технику. Там все по-взрослому! Просто они этим не умеют пользоваться… А мы так хотели помочь.
Сапунов: Если этот разговор возникнет вновь, вы не откажетесь приехать и устроить мастер-классы.
Дегтярь: Да, с удовольствием! Можно было бы сделать интересное, информационное телевидение, с хорошими документальными фильмами, с умными, качественными программами... Просто не знаю, с кем еще можно об этом разговаривать. Ведь мы говорили с первыми лицами телевидения.

degtyar2

Фотографии Халида Зейналова.

Редакция журнала Boutique Baku благодарит Nobel Oil Club и бутик Patrick Hellmann за помощь при создании материала.

Декабрь 2013 года.

Tags: Зеленый диван, Интервью
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments