Вячеслав Сапунов (sapunov) wrote,
Вячеслав Сапунов
sapunov

Categories:

Ширин Нешат: Восточная женщина из-за океана

Фотохудожница и кинорежиссер ШИРИН НЕШАТ впервые прославилась на весь мир благодаря своим работам из серии «Женщины Аллаха» (Women of Allah), где она исследовала и разрушала стереотипы о жизни женщин в мусульманском мире. Затем были проникновенные видеоинсталляции, глубокомысленные видеофильмы, новые фотоработы. Персональные выставки Ширин Нешат прошли в художественном центре современного искусства во Фрайбурге, в музее американского искусства Уитни, в лондонской галерее Тейт, в парижском Доме фотографии, в музеях современного искусства Монреаля, Хьюстона и других городов. Многие годы Ширин Нешат живет в Соединенных Штатах, но продолжает считать себя иранкой. Эта двойственность стала ее визитной карточкой, основой ее творчества, которое так и хочется назвать культурным мостом, связывающим закрытый Восток и современный Запад. В апреле 2014 года по просьбе журнала "Баку" я встретился с Ширин-ханум.

shirinneshat

...Ширин Нешат родилась в Казвине — городе на северо-западе Ирана. Ее отец был врачом, мать домохозяйкой. Оба они были прозападными людьми и потому неудивительно, что сперва Ширин закончила католическую школу в Тегеране, а затем продолжила образование в Америке. Увы, иранская революция 1979 года сделала Ширин вынужденной эмигранткой и художница смогла вновь побывать на родине лишь много лет спустя. Это случилось в 1990-х. А в XXI веке Иран опять оказался закрыт для Ширин.
— Я училась в Америке, — рассказывает Ширин Нешат, — моя карьера складывалась в Соединенных Штатах, большинство моих выставок проходит в США и Европе. И народ моего родного Ирана практически не видел моих работ. Разве что в интернете, да мой фильм "Женщины без мужчин" там, возможно, видели на DVD… Словом, я не знаю, что такое иранский зритель. И тем важнее для меня расширять географию моих выставок, показываться не только в западных странах, но и в странах, располагающихся ближе к Ирану: у меня была выставка в Турции, теперь я приехала в Азербайджан.
— Почему же вы запрещены в Иране?
— Официально я не запрещена. Однако в моих работах иранские власти не могут не усмотреть определенную критику, связанную с правами человека, с дискриминацией женщин, а значит не могут допустить, чтобы иранский зритель увидел это.
— Выходит, что вас там опасаются. А чего боитесь вы?
— Со стороны иранского правительства?
— Нет, вообще. Боитесь чего-нибудь?
— Конечно, я же человек. И главный страх в моей жизни — это разлука. Когда-то меня разлучили с моей семьей, оставшейся в Иране. И это не могло не отразиться на всей моей жизни, на всем моем творчестве. Я боюсь потерь, это столько раз случалось в моей жизни.
— Каким вы запомнили Иран вашего детства?
— Похожим на Баку (смеется). Я гуляла здесь по улицам, заходила в Старый город. Ах, сколько воспоминаний возникло у меня о моих 1960-х... Цветущие деревья, запахи Новруза, радостное празднование весны... Я почувствовала такую ностальгию! (задумывается) Ой, простите, я забыла, а о чем был вопрос?..
— О вашем детстве.
— Да, я столько вспомнила в Баку: как гуляла с мамой и бабушкой, как это было хорошо, как мне было уютно. Увы, той атмосферы уже не сохранилось в Иране.
— Ваши работы полны боли за вашу родину. Помогает ли творчество вам превозмогать эту боль?
— Эта боль — боль человека, разлученного с семьей, разлученного с родной страной — движущая сила моего творчества. Изгнание, одиночество, ностальгия стали главными его темами. Для художника очень важно переживать то, что он изображает. Вы не можете подделывать эмоции. Если бы я не чувствовала боль, я не смогла бы ее показать в моих работах.
— Кто-то из искусствоведов назвал вас Жанной Д'Арк от искусства. Кто же вы больше — герой или жертва?
(смеется) Я ни герой, ни жертва! Я не академик, я не активистка, я не дипломат... Я человек, который постоянно борется. И мое творчество — это пример двойственности, отражение моей силы и моей слабости. В этом-то и суть художника.
— Где вас лучше понимают — на Западе или на Востоке?
— Эмоционально я восточный человек, но с точки зрения стиля жизни, я очень западная. Потому что я очень независима и совсем не умею готовить (улыбается).
— Что вы считаете главной проблемой исламского общества?
— Что религия управляет политикой, что религия вторгается в частную жизнь людей. Я правоверная мусульманка, моя вера глубока, но все-таки значительно легче жить в странах, где религия не так доминирует и где у людей есть выбор.
— Стали ли Соединенные Штаты вашим вторым домом?
— Безусловно! Я много критикую Америку, но без Америки я бы не стала такой, какой стала. Я уверена, что ни в какой другой стране иностранка вроде меня — без денег, без родни — не смогла бы добиться всего, чего я добилась в США. Соединенные Штаты — страна иммигрантов и у каждого там действительно есть шанс.
— А что вы можете назвать главной проблемой Америки?
— Пожалуй, чрезмерный индивидуализм, большинство беспокоится только о себе.
— Какие иранские традиции вы соблюдаете в Америке?
— У меня немало друзей-иранцев, у нас даже сложилась маленькая иранская община. Но главная цель этой общины — поддерживать друг друга. Поэтому соблюдение традиций дальше приготовления некоторых иранских блюд не идет (улыбается).
— В Азербайджане вы впервые, но я знаю, что есть определенные ниточки, связывающие вас с нашей страной...
— Да, я родом из города Казвина, где многие говорили по-азербайджански. А моего мужа так и вовсе зовут Азери — Шоджа Азери. Мы вместе приехали в Баку, чтобы принять участие в выставке современного искусства «Love Me, Love Me Not», демонстрирующей произведения, созданные в Азербайджане и соседних странах, выставке, организованной некоммерческой организацией современного искусства «Yarat».
— Это ведь именно с Шоджа Азери вы сняли большую часть своих фильмов, ставшими столь знаменитыми, включая художественную картину «Женщины без Мужчин», завоевавшую Серебряного Льва на Венецианском Фестивале в 2010 году. Что будете показывать в Баку?
— На выставке «Love Me, Love Me Not» Шоджа собирается представить потрясающий проект — 25-минутную видеопроекцию, повествующую об истории Черного Дворца или Повелителе Мрака из романтической поэмы Низами Гянджеви "Семь Красавиц". Посмотрите непременно!
— Обязательно!.. Из чего сейчас состоит жизнь Ширин Нешат?
— Сейчас мы с мужем готовим фильм о великой египетской певице Умм Кульсум, одновременно я занята совместным проектом с голландским национальным балетом. Словом, много поводов для вдохновения. Моя работа мною движет и делает меня счастливой.

Вячеслав Сапунов специально для журнала "Баку". Апрель 2014 г.

Другие интервью в этом блоге:
Игорь Костолевский: "Понять боль Плюшкина"
Счастье Вахтанга Кикабидзе
Брат. Разговор с Валерием Меладзе
Рамиз Фаталиев: "Отдал пас и открылся"
Алсу: "Поэтому я — бакинка"
Памяти Льва Дурова
Страшные сказки Андерсона
Валентин Черных: "Гоша — это я"
Расим Оджагов: «Если ты порядочный, ты должен погибнуть»
Анар Рейбанд: "Цените то, что есть"

Интервью с министром образования Азербайджана Микаилом Джаббаровым (Часть 1)
Интервью с министром образования Азербайджана Микаилом Джаббаровым (Часть 2)

"Зеленый диван" с Михаилом Дегтярем
"Зеленый диван" с Рамизом Фаталиевым
"Зеленый диван" с Фаиной Алекперовой
"Зеленый диван" с Фуадом Шабановым
"Зеленый диван" с Айнур Мамедовой
"Зеленый диван" с Нахидом Багировым
"Зеленый диван" с Наргиз Джалиловой

Tags: Интервью
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments