Вячеслав Сапунов (sapunov) wrote,
Вячеслав Сапунов
sapunov

Categories:

Юность верстальщика

На заре своей трудовой деятельности, в году этак 1994-м, я работал верстальщиком в издательстве Министерства Народного Образования. Трудился на добротном 286-м компьютере в программе Ventura Publisher. Коллектив нашего маленького компьютерного цеха, в отличие от всяких редакторов-художников-корректоров, считался элитой. "Жили" мы особнячком в опечатывающейся на ночь комнате. Возглавлял цех мой старший друг Коля, некогда научивший меня нажимать кнопки компьютера. Кроме нас с Колей в комнате работали три разновозрастных наборщицы и еще одна девушка - верстальщица. За окном завывала зима, а мы ставили с утречка чайничек, и замечательно гоняли чаи. Работали. Чуть позже девочки заваривали особую азербайджанскую кашу - гуймаг, подававшуюся с корицей и напоминавшую некую питательную смесь из пахлавы, рахат-лукума и еще каких-то сладостей. Это съедалось внимательно, с тем же чаем. Успевали еще поработать, но вскоре наступало время обеда... На правах "деда" Коля отправлял меня в ближайший магазинчик, где я приобретал незадорого бутылочку коньячку (водка тогда была дороже). За обедом мы, непременно делясь с девушками горячительным, под принесенные из дома кушанья съедали с полбутылочки, после чего наступало расслабление. Иногда и работали, но если relaying приносил какую-нибудь сверхновую игрушку, то работа отступала на второй план. Планы родного издательства мы, впрочем, не срывали. Даже в пьяном виде мы с Колей легко делали 1,5-2 нормы...


Как-то раз в наше издательство прибыла съемочная группа отечественного Гостелерадио. Она уже отсняла типографию, корректоров, редакторов, художников, начальников отделов, взяла солидное интервью у толстощекого шефа и вот заявилась к нам. А у нас обед уже прошел и нам было как-то не до телевидения... Словом, я не очень помню, как все снималось. Однако вскорости вся страна увидела, что издательство "Ойретмен" работает во благо просвещения не жалея сил. Это было настолько правдоподобно, что кадр, где сотрудник издательства вместо работы над очередной книгой бомбит с вертолета вьетнамские военные склады, никого не удивил.
Очевидно, это сочли неким образовательным спецпроектом.

Наша наборщица Зарема однажды притащила на работу большой красивый хрусталик - самую эффектную часть какой-то люстры. Девушки поигрались сверкающим многогранником да и оставили его. Вдруг спустя пару дней Зарема хватилась: где хрусталик?
- Наверно, завотделом Малейка утащила? - решил Коля. - Я видел, как она его в руках вертела, когда заходила к нам.
Коля отправился к завотделом и спустя пару минут триумфально вернулся с хрусталиком.
Сроду не догадаетесь, под каким соусом он наехал на начальство...
- Вы почему взяли лазер от нашего лазерного принтера?! У нас вся работа стоит!

С легкой руки умницы-Коли в нашей бригаде установилась добросердечнейшая, практически семейная атмосфера... И юмор был свой, специфический. Преимущественно азербайджаноязычный. Даже я чему-то научился.
Так, в цивильной среде словосочетание "кюль сянин башыва" (все ударения падают на последние слоги) считается крайне не вежливым. Оно переводится как "пепел на твою голову" и соответственно означает: "Да придет траур в твою семью!"
Если один раз так сказать неподготовленному человеку, он обидится не на шутку. А если повторять это целый день, фразочка превратится в длинное междометие - корпоративный перл "черного юмора":
- Тарлан, ты закончила верстку? - говорит, к примеру, Коля.
- Кюль сянин башыва! - счастливо отзывается Тарлан. - Я ж уже сказала!
- Ирада, запиши-ка мне файл с третьей главой!
- Кюль сянин башыва! - радостно откликается Ирада, - я что тебе тут файлозаписывальщиком работаю?
- Ай, девушки, не пора ли обедать?
- Кюль сянин башыва! - и развеселый смех.

Я проработал с этими добрыми людьми полтора года и до сих пор по ним скучаю. Моя фамилия значится в семи учебниках азербайджанской школы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments