Вячеслав Сапунов (sapunov) wrote,
Вячеслав Сапунов
sapunov

Categories:

Свадьба-2

Кстати, вы читали о второй свадьбе Эмина Агаларова и Лейлы Алиевой? Замечательный репортаж был в "Известиях".
Коля Баксов на торжестве блистал аки истинная звёзда.



Вторая свадьба Эмина и Лейлы

Наследник миллиардной империи Араса Агаларова и дочь президента Азербайджана Ильхама Алиева справили свадьбу сначала в Баку, а теперь и в Москве

Сразу после первой свадьбы, прошедшей в последнее воскресенье апреля, молодые уехали в мини-медовый месяц, а на прошедшей неделе семьи Алиевых и Агаларовых устроили свадебную церемонию в Москве — теперь уже для местного бомонда. С эксклюзивными подробностями — наш светский обозреватель Божена Рынска.

В "Крокус-Сити" солировали мамы

После свадебной церемонии в Баку молодые провели десять дней на Мальдивах. И после мини-медового месяца прибыли в Москву, загорелые и счастливые. За день до "второй части мармизонского балета" - свадьбы для московского бомонда - Эмин Агаларов собрал всех друзей, с которыми учился в Америке, в ресторане "Аист". Молодая жена была в белом платье от "Шанель". На этот раз ей не стали городить тяжелую халу, как у матери, - волосы просто были распущены по плечам, и это ей очень шло. Как и положено восточной женщине, весь вечер Лейла не сводила с мужа обожающих глаз.

На следующий день в гнезде семьи Агаларовых — "Крокус-Сити молле" — сыграли свадьбу дубль два. И если первая церемония была как бы от семьи Алиевых, то второй заправляла семья жениха.

В Баку были строго соблюдены все традиции азербайджанской свадьбы. В Москве мероприятие вышло более расслабленным. Не было отца Лейлы, Ильхама Алиева. В основном же клан Алиевых был представлен развернуто: сама Мехрибан-ханум, родная сестра Лейлы Арзу, две двоюродные сестрички, тетя Лейлы — Наргиз-ханум и муж тети — Алтай Назаров.

Из гостей Агаларовых были Джахан Поллыева, Сергей Ястржембский, губернатор Московской области Борис Громов с супругой, глава "Ингеокома" Михаил Рудяк с актрисой Евгенией Крюковой, глава ИТАР—ТАСС Виталий Игнатенко, скульптор Зураб Церетели и знаменитый обувщик Серджио Росси, партнер Араса Агаларова. Кто-то очень остроумно посадил рядом Валентина Юдашкина и Вячеслава Зайцева. И общество могло наблюдать, как два кутюрье рады друг друга видеть.

Зал оформлял сценограф Борис Краснов. Он уже, по мнению общественности, успел подпортить оформление свадьбы в Баку. Та церемония проходила во дворце приемов "Гюлистан". Эту сказочную красоту строили в семидесятые еще для Брежнева. Здание вышло лаконичным — одна-одинешенька круглая стена, все остальное — панорамные окна. И из них открывается такой вид, что никаких архитектурных изощрений боле не надо. Это — "изюминка" дворца. Что сделал господин Краснов? Закрыл весь "цимес" — окна с панорамой — своими декорациями.

Если в Баку завешивали окна, то в Москве — напротив — огромными экранами закрыли стену. Вначале на них появились какие-то космические картинки. Потом до публики донесся высокопарный текст из серии: "вот так зародилась любовь". И гости, не доехавшие до Баку, смогли увидеть кадры той церемонии: Ильхам Алиев танцует с дочкой медленный вальс и передает ее мужу. Лейла трогательно плачет крупным планом. Сестра Лейлы Арзу Алиева поймала брошенный невестой букет. Вензель Лейлы и Эмина. Маленькую коробочку с этим вензелечком в Баку дарили всем гостям, чтобы жених и невеста могли поделиться с ними своим счастьем. Теперь по вензелю на лацкане можно было опознать всех побывавших на церемонии в Баку.

Кстати, бакинская свадьба не случайно прошла в последнее воскресенье апреля: по всем поверьям, если жениться в это время, никогда не разведешься. Для верности на той свадьбе совершили еще обряд "кябир" — так что теперь уж точно развода не будет.

Если на свадьбе в Баку в основном говорили папы, то в Москве солировали обе мамы. Ирина Агаларова обратилась к молодым так: "Семья — это организм. Живое существо, о котором надо каждый день заботиться. Любовь — это ежедневный труд". "Когда я родила дочку Шейлу, то потом все хотела третьего ребенка. И сейчас он у меня есть", — продолжила госпожа Агаларова, имея в виду Лейлу.

Затем Алтай Назаров сказал, что Азербайджан отдает Эмину свою лучшую жемчужину. В процессе длинного тоста писателя Рустама Ибрагимбекова (сценариста "Белого солнца пустыни") выяснилось, что он — двоюродный брат Араса Агаларова. И соответственно двоюродный дядя Эмина. В дядином тосте звучали такие слова, как "причудливая икебана предков Эмина и Лейлы". И в завершение спича господин Ибрагимбеков предложил чете отмечать годовщину свадьбы каждый год. На что телеведущий Максим Галкин посоветовал ему просить уж сразу о двух банкетах в год.

Басков блещет "остроумием"

Галкин был не случайным гостем: он отвечал за режиссуру вечера и должен был вести его "от и до". Но в самом начале как-то вышло, что у руля оказался певец Николай Басков. И блестящий конферанс этого интеллектуала от классической музыки главные действующие лица церемонии, без сомнений, запомнят на всю жизнь.

Сначала господин Басков совершил экскурс в свою биографию. Напомнил, что сам недавно стал отцом. Затем потянул новобрачных танцевать, хотя братья Гусман и делали ему страшные глаза. Ну и что? Пусть себе хлопочут лицами, господина Баскова эти мелочи не колышут.

Сама Лейла Алиева — девушка миниатюрная. Но обрезать ее платье для московского приема рука ни у кого не поднялась — уж больно красивый шлейф. И вот, когда Николай Басков супротив протокола потянул Лейлу танцевать, она не сразу с этим шлейфом справилась. "Да, платье красивое, но неудобное", — сразу же отметил наблюдательный господин Басков. И тут же тактично уточнил: "красивое и неудобное, как и сама невеста". Родители жениха оцепенели. Гости стали холодно переглядываться.

Господин Басков закончил дивертисмент перечислением всех своих регалий. И в финале спича заверил молодых, что всегда рад выступить у них на любом мероприятии за любые деньги. (Имелось в виду, что драть три шкуры не будет, споет за сколько предложат.) Некоторые из гостей тут вспомнили про еврейского Деда Мороза — "Здравствуйте дети, покупайте подарки".

Затем на сцену вышел знаменитый азербайджанский тенор Самир Джафаров. Арас Агаларов прекрасно разбирается в классической музыке и даже приучает к ней московский бомонд. И вот когда Самир начал петь "Посвящение Карузо", многие гости, круче Баскова отродясь теноров не слыхавшие, получили культурный шок. Они бешено аплодировали, орали: "Браво, Самир!". Причем москвичи делали это громче азербайджанцев. К середине арии Джафарову стал подпевать Басков, но тут эмоции зала были не в пример скромнее.

После музыкальной паузы господин Басков принялся за старое — стал орать: "Горько!" К артикулирующим братьям Гусман подключился уже и ресторатор Аркадий Новиков — тоже стал что-то выделывать бровями. Но тенор шел на стол молодых, как танк на амбразуру, и требовал, чтобы немедленно поцеловались — и все тут. Тут наконец-то на вахту заступил официальный конферансье Галкин и буквально "попер" Николая Баскова словами: "Так, иди, иди, а то Самира позову".

Галкин выучил имена всех гостей

Кстати, сам Максим Галкин действительно хорошо подготовился к церемонии. Гонорар он отрабатывал честно. Например, не забывал добавлять к имени Мехрибан приставку "ханум". (А это вовсе не условности, а принципиальный и даже болезненный момент протокола.) Различал братьев Гусман. Помнил, как звать сына Ибрагимбекова и кто кому свояк, кто деверь, а кто — муж дочки троюродного брата.

После парада поваров господин Галкин даже сам спел забавную пародию про диеты. Затем несколько песен исполнил любимый певец Ирины Агаларовой Александр Серов. И на закуску гостям преподнесли заморскую звезду. Некоторые СМИ писали, что будто бы это был Стинг. Но никакого Стинга на свадьбе Лейлы и Эмина не было и в помине. Певец сейчас носу не кажет из Англии — вместе с Труди Стайлер обновляет декор своего поместья (кстати, большие живописные панели для гостиной Стинга создает русская художница Вероника Смирнова).

В качестве приглашенной знаменитости Агаларовы выписали отличную певицу Алабину. Израильские музыканты ей помогли — вывели гостей на сцену. И свадьба пустилась в пляс. Московская публика обожает восточные танцы. Выяснилось, что ресторатор Аркадий Новиков не только мастак свадебные торты накручивать, но еще и отличный танцор. Как, впрочем, и Сергей Ястржембский. Полад Бюль Бюль Оглы фантастически танцевал с супругой художника Таира Салахова Варварой (профессиональной танцовщицей). Вышли на танцпол и сама невеста, и ее сестренки. Но самый танец-победитель все-таки вышел у Араса Агаларова и Мехрибан-ханум. Даже американские друзья Эмина хором сказали: "Wow!"

На сцену вышла дочка Владимира Винокура Анастасия и под Алабину начала плясать цыганочку. Ее появление несколько озадачило гостей. Наряжаться на мусульманскую (хотя и вполне светскую) свадьбу в ярко-красное мини с вырезом и без лифчика — это too much. В смысле чересчур.

В неуместности наряда с Настей Винокур почему-то вдруг соперничала обычно адекватная и изысканная певица Валерия. А чего заморачиваться на тему наряда, когда есть маечка и джинсики!

Платье самой невесты было очень сдержанным. Плотное кружево и глубокое декольте подчеркивали достоинства ее фигуры. Поверх кружевного лифа перекрещивались ленты. Сестры предпочли наряды от Мэттью Вильямсона. Мехрибан-ханум была в платье золотистого шелка. Все друзья жениха по желанию невесты пришли в смокингах.

Мехрибан-ханум уехала в полночь. Сами молодые покинули "Крокус" около двух. После этого многие стали разъезжаться, но самая жизнелюбивая молодежь с тетей жениха Сабиной оставалась до утра. Самир Джафаров пел дуэтом с Мегги Ибрагимбековой (невестка Рустама Ибрагимбекова). Под присмотром родителей жениха танцевали до утра и сестры невесты. С танцпола их было не согнать. Видимо, не часто царским дочкам выпадает такая вольница.

Божена Рынска
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments