?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Али и Нино

На прилавках книжных магазинов Баку появилось новое издание знаменитого романа Курбана Саида "Али и Нино" - романа исторического, романтического, увлекательного.

Баку. Второе десятилетие ХХ века – переломное и кровавое. Российская Империя вступает в Первую Мировую войну, которая чуть позже перерастает в войну гражданскую, в череду интервенций. К власти приходят большевики, турки, англичане. Рождается и гибнет Азербайджанская республика...
На этом богатом историческом фоне потомок древнего рода Али Хан Ширваншир ведет повествование о своей любви к юной грузинской княжне Нино Кипиани. А еще он рассказывает о страстном чувстве к родному Баку – многоликому, парадоксальному, темпераментному и степенному.
На рубеже XIX-XX веков Баку превратился в богатейший мегаполис, нефтяную столицу империи, полную неисчислимых противоречий. Многие из них предстоит решать Али Хану и Нино – азербайджанцу и грузинке, мусульманину и христианке, азиату и европейке, “степняку” и “лесовичке”. Их поцелуи перемежаются со спорами о нравах и традициях, минуты их счастья сменяются погонями, боями, тягостями эмиграции.
Вместе с заглавными героями романа мы оказываемся то в энергичном Баку, то в беззаботной Шуше, то в неторопливом дагестанском ауле, то у могилы А.С.Грибоедова. Феерия тифлисского гостеприимста, предрассудки персидского гарема, отчаянные сражения под Гянджой за независимость молодого государства – тоже значимые части книги.
Роман “Али и Нино”, написанный в 1937 году и впервые вышедший на немецком языке, стал крупным событием в книжном мире и главной жемчужиной азербайджанской эмигрантской литературы.
Читательский интерес вокруг этого таланливого произведения усилился и благодаря загадочности его автора. Споры о том, кто скрылся под псевдонимом Курбан Саид, продолжаются до сих пор. Называются несколько имен: Мухаммед Асад-бек, Лев Нуссинбаум, Юсиф Везир Чеменземинли и даже баронесса Эльфрида Эренфельс фон Бодмерсхоф...


Отвечу на возможные вопросы:
Чем отличается эта книга от предыдущих изданий?
Это новый перевод, более полный. Например, я поднатужился и срифмовал кое-что из персидской поэзии, цитировавшейся в оригинале. Еще я исправил несколько грамматических ошибок и сверстал книгу в Кварке.
Как эту книгу можно купить за пределами Баку?
По этому вопросу обращайтесь к авторам проекта nigarНигяр и brother_ishmaelБрату Ишмаэлю.
Хорошая вообще книга?
Да, без затянутостей, с простым языком и оригинальным сюжетом.

Начало первой главы
Наш очень разнородный класс, состоявший из сорока учащихся, в жаркий полдень парился на уроке географии в Бакинской русской императорской гимназии: тридцать мусульман, четыре армянина, два поляка, три сектанта и один русский.
До сих пор мы не очень задумывались о необычном географическом положении нашего города. Сейчас же профессор Санин монотонно и без особого воодушевления повествовал о том, что «естественные границы Европы обозначены Северным Ледовитым океаном на севере, Атлантическим – на западе и Средиземным морем – на юге. Восточная граница Европы проходит через Российскую Империю по Уральским горам через Каспийское море и далее – через Закавказье. Некоторые учёные относят южные склоны Кавказских гор к Азии, другие же полагают, что страну следует рассматривать как часть Европы, учитывая культурное развитие Закавказья. Поэтому, дети мои, можно сказать, что отчасти и вы ответственны за то, будет ли наша страна принадлежать к прогрессивной Европе или реакционной Азии».
Профессор самодовольно улыбался. Мы притихли на некоторое время, охваченные глубиной высказываний и грузом ответственности, внезапно свалившимися на наши плечи.
Мухаммед Гейдар, сидевший на задней парте, поднял руку:
— Профессор, мы, пожалуй, останемся в Азии.
Класс разразился смехом. Мухаммед Гейдар отсиживал второй год в третьем классе и, пока Баку принадлежал Азии, существовала вероятность, что он останется и на третий год, ибо министерский указ позволял местным жителям азиатской части России оставаться на второй год, сколько им заблагорассудится.
Профессор Санин, облачённый в шитый золотом мундир преподавателей русской гимназии, нахмурился:
— Значит, Мухаммед Гейдар, вы желаете остаться в Азии? Может, хоть обоснуете своё решение?
Мухаммед Гейдар смущённо встал, но не произнёс ни слова. Он стоял с открытым ртом, морща лоб и бессмысленно тараща глаза. И пока четыре армянина, два поляка, три сектанта и один русский наслаждались его тупостью, я поднял руку и произнёс:
— Господин профессор, я бы тоже остался в Азии.
— Али Хан Ширваншир! И вы! Ну хорошо, выйдите к доскe.
Профессор Санин выпятил нижнюю губу, тихо проклиная судьбу, сославшую его на берег Каспия. Затем он откашлялся и помпезно произнёс:
— Можно ознакомиться с вашими доводами?
— Да, мне больше по душе Азия.
— На самом деле? А вы были когда-нибудь в действительно отсталых странах, в Тегеране, например?
— Ну да, прошлым летом.
— Отлично. И вы обнаружили там какие-либо приобретения из европейской культуры, например, автомобили?
— Да, и довольно приличные, между прочим. Вмещающие тридцать и более людей. Они курсируют не в черте города, а между регионами.
— Так это – автобусы, которые используются за неимением железных дорог. Вам лишь бы поспорить. Садитесь, Ширваншир.
Я почувствовал ликование тридцати азиатов по взглядам, которыми они меня одарили. Профессор Санин угрюмо молчал. От него требовалось сделать из нас добропорядочных европейцев. Он вдруг обратился с новым вопросом:
— А был ли кто-нибудь из вас в Берлине, например?
Профессору явно не везло в этот день – сектант Майков поднял руку и сообщил, что был в Берлине в детстве. Он отчётливо помнил затхлый запах жуткого метрополитена, шумную железную дорогу и сендвич с ветчиной, который ему приготовила мама.
Мы, тридцать мусульман, возмутились. Сеид Мустафа даже попросил разрешения покинуть комнату, почувствовав тошноту при слове «ветчина». На этом наше обсуждение Баку и его географического положения завершилось.
Прозвенел звонок. Профессор Санин с облегчением покинул комнату.
Сорок учеников выбежали на улицу. Началась большая перемена, во время которой можно было предаться трём занятиям: выбежать в школьный двор и затеять драку с учениками соседней школы из-за того, что те носили золотистые кокарды на форменных фуражках, в то время как нам приходилось довольствоваться серебристыми, или начать громко говорить по-азербайджански, поскольку русские его не понимали и поэтому он был строго запрещён, или быстренько перебежать улицу и проникнуть в женскую гимназию святой царицы Тамары. Я решил остановиться на последнем. Девочки прогуливались в саду, облачённые в скромные синие форменные платья и белые передники. Кузина Айша помахала мне. Она прогуливалась под руку с Нино Кипиани, а Нино Кипиани была самой красивой девочкой в мире. Когда я рассказал девочкам о своей схватке на уроке географии, самая красивая девочка в мире посмотрела на меня с высоты своего величия и заявила:
— Али Хан, ты дурак. Слава Богу, что мы в Европе. Если бы мы были в Азии, меня давно бы заставили ходить в чадре, и ты не смог бы видеть меня.
Я сдался. Спорное положение Баку позволяло мне наслаждаться взором самых красивых глаз в мире. Я оставил девочек и уныло прогулял остаток дня. Я смотрел на верблюдов, на море, думал о Европе и Азии, о прекрасных глазах Нино и грустил. Ко мне подошёл нищий со скрюченными от болезни руками. Я дал ему денег, и когда он попытался поцеловать мне руку, испугался и вырвал её. Через десять минут мне показалось, что я оскорбил этого нищего. Я принялся его искать, чтобы исправить свою ошибку, но не нашел и побрёл домой с нечистой совестью.
Всё это случилось пять лет назад.
За эти годы произошло много событий. Прибыл новый директор гимназии, которому нравилось хватать нас за ворот и трясти, поскольку драть учеников за уши было строго запрещено. Наш религиозный наставник подробно объяснил нам, как милостив был Аллах, позволив нам родиться мусульманами. В класс пришли двое армян и один русский, а два мусульманина ушли от нас: один из-за того, что в шестнадцать лет женился, а второй во время каникул был убит в кровавой родовой драке.
Я, Али Хан Ширваншир, трижды побывал в Дагестане, дважды в Тифлисе, один раз в Кисловодске, один раз в гостях у своего дяди в Иране, и меня чуть не оставили на второй год в гимназии из-за того, что я не мог отличить Герундий от Герундива. Мой отец отправился за советом в мечеть к мулле, который заявил, что вся эта латынь – полная чушь. В связи с чем отец надел все свои турецкие, иранские, русские ордена и направился к директору гимназии, которому подарил какое-то химическое оборудование, и я перешёл в следующий класс. В гимназии был объявлен строгий запрет на ношение учащимися заряжённых револьверов, в городе были проведены телефоны, а Нино Кипиани продолжала оставаться самой красивой девочкой в мире.


А еще в честь романа "Али и Нино" назван хороший книжный магазинчег.

Comments

alikishibekov
Aug. 28th, 2007 09:50 am (UTC)
Видел книгу на прилавке, мне понравилось.
sapunov
Aug. 28th, 2007 09:56 am (UTC)
А если бы купил - понравилось бы nigar :))
alikishibekov
Aug. 28th, 2007 10:05 am (UTC)
У Нигяр я другие книги покупаю, не далее как несколько дней назад одну, и еще одну жду, когда на полки выложат -) А "Али и Нино" либо изначально деревяным языком написана, либо еще ждет хорошего переводчика.
monika_p
Aug. 28th, 2007 11:06 am (UTC)
+1..
ctahok
Sep. 11th, 2007 05:17 pm (UTC)
Bud'te dobri vilojite pdf. Nooolar?!
sapunov
Sep. 12th, 2007 04:01 am (UTC)
Ай-ай... Пиратство это. Правов не имею.

Профиль

Красный галстук
sapunov
Вячеслав Сапунов

Публикации

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Из Чехова

"...Наука в некотором роде мать наша родная, все одно как и цивилизацыя и потому что сердечно уважаю тех людей, знаменитое имя и звание которых увенчанное ореолом популярной славы, лаврами, кимвалами, орденами, лентами и аттестатами гремит как гром и молния по всем частям вселенного мира сего видимого и невидимого т.е. подлунного. Я пламенно люблю астрономов, поэтов, метафизиков, приват-доцентов, химиков и других жрецов науки, к которым Вы себя причисляете чрез свои умные факты и отрасли наук, т.е. продукты и плоды. Говорят, что вы много книг напечатали во время умственного сидения с трубами, градусниками и кучей заграничных книг с заманчивыми рисунками."
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow