Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Красный галстук

Park Bulvar

Сегодня неофициально открылся первый в Баку молл - "Парк Бульвар". Находится, как вы, должно быть, догадались, на бульваре. Огромное авангардное здание, за строительством которого, затаив дыхание, наблюдали чайки и бакинцы. Целиком комплекс еще не готов, многое доводится до ума, настраивается, оформляется. К примеру, под самым куполом будет планетарий, где-то там же наверху - шесть кинозалов. Также скоро будет запущен детский центр. Туда нас впустили, попросив не снимать до полной готовности. Но все равно видно, что это будет нечто яркое и эффектное: на небольшой по сути площади размещено большое количество аттракционов, качелей, каруселей, зум, детская парикмахерская и даже детский сад, где за детишками будут присматривать специальные сотрудники.

Дальше - давайте смотреть. Collapse )


13. А вот вид с самого верха...

Collapse )
Красный галстук

Тысяча и две ночи

safarliЭльчин Сафарли выпустил прекрасную книгу. Это сборник "Тысяча и две ночи. Наши на Востоке". Как пишет сам Эльчин в предисловии, "Это книга о жизни на Востоке, жизни не плохой и не хорошей - а просто другой. <...> Рассказы, представленные в этом сборнике, написаны нашими: русскими и не совсем русскими авторами, которые выросли в среде советского затворничества." Не уверен, что акцент на "затворничестве" здесь так принципиален, но это не важно.

Большая часть произведений написана так сказать инсайдерами - людьми, которые смотрят на эту "экзотическую" жизнь не со стороны, а изнутри. Они живут (или жили) в том, о чем пишут, а потому рассказы производят впечатление очень искренних. Лариса Бортникова ("Стамбульские хроники, или О серьезном с юмором") с удивительным чувством юмора и вместе с тем очень трогательно рассказывают о своем "туркомуже", отыскавшем для нового года бутылку Советского Шампанского, о суровой свекрови, на плече которой разрыдалась по приезде, о соседях - открытых и подозрительных, забавных и неугомонных. Страсти весьма консервативного стамбульского квартала предстают перед русским читателем понятными, близкими и родными. Их талантливо перевела для нас жизнерадостная Лариса Бортникова. Ей отчасти вторит Наталья Энюнлю, автор рассказа "Из Басурмании с любовью"): снова взаимоотношения с соседями ("Здравствуйте, баян Наталья! Вот вам кексик." - "Сама ты баян! Спасибо!"*), с уборщицей, которую не понимал даже муж-турок, а еще она интересно описывает, как некогда нянька ее мужа в гневе сносила ограду детского сада и кормила ребенка сырым мясом.

Другие авторы - другие страны. Лирической героине pashiliПавлы Рипинской ("Персидский ковер"), вышедшей замуж за иранского япониста, пришлось, конечно, намного труднее, чем "турчанкам", но и она находит много теплых слов, чтобы описать обычаи, нравы Ирана. Даже описания весьма кровавого праздника "ашура", даже сцены на оппозиционной демонстрации оказываются изящными, легкими, добродушными, лишенными, казалось бы, неминуемого трагизма. Свыклась со своей жизнью и героиня ilanskayaИнги Ланской ("Жена Мухаммеда"), чуть ли не единственной радостью которой в жарком, пыльном Египте, является страстная любовь с тем самым Мухаммедом - мелким торговцем, слегка мошенником, но искренне любящим ее мужем. Саша Денисова смотрит на Египет немного отстраненно (рассказ "Бегство в Египет"). "Она" пока только туристка, а вот ее подружка-попутчица Григорук уже присмотрела себе смуглого Ахмада и собирается даже взобраться с ним на гору Синай. И уж полный "вавилон" происходит в рассказе Ирины Ларьковой "Другой Пигмалион", где малайка в Дубаи советуется с русской подругой, как покорить парня Стива, который по происхождению полу-узбек, полунемец. Занимательные, отчасти ироничные рассказы оттеняются сочной марокканской лирикой Ирины Лукашевой ("Песня о Белом Городе") и афганскими зарисовками memfis1975Елены Асеевой ("Афганская акварель").

Приглашенные в сборник мужчины пишут по-иному. Они не женились на иностранках, не выезжали в другую страну, экзотика - не их дело. Они живут в своем родном Азербайджане, где и без этого проблем хватает. Герой пронзительного рассказа brother_ishmaelИсмаила Иманова "Не знаю, не помню" - солидный менеджер, у которого все в порядке. За исключением одного - у них с женой нет детей. Не получается. "В отсутствии детей есть много плюсов" рассуждает он. И начинает последовательно перечислять эти плюсы. Действительно много. Только отчего-то горло сдавливается от сочувствия герою. "Мы сами, мы привыкли. Нет, я не буду писать про топот детских ножек в квартире, не нужно этой пошлости. И не надо мне рассказывать про домашнюю обувь, принесенную мне дочерью. Мои домашники всегда в коридоре." Его страдание не вычурное, истинно мужское и тем сильнее оно вызывает со-страдание. Финал драмы своеобразен и рискну сказать - непредсказуем. Нет это не развод, как еще бывает в старообрядческих азербайджанских семьях. Это странный трагический хэппиэнд. А может, и нет. Есть разные мнения.
Исмаил Иманов пишет легко (признак тщательной и небыстрой работы), пишет простую, чистую прозу, которую можно читать с любого места, которая может продолжаться и продолжаться. Почти в каждом абзаце характерная бакинская сценка - с чисто бакинскими (пусть этот эпитет будет синонимом громоздкому "азербайджанско-мегаполисными") приметами, деталями, фразами, типажами и даже с присущими некоторым типажам похабными шуточками. Проза Иманова - это яркий, колоритный неореализм. Только не в кино, а на бумаге, не в Италии, а в Баку, да к тому же в новом, XXI веке. А впрочем кто сказал, что неореализм умер?

shiza_samitСамит Алиев "Жизнь человечкина". Я вам не скажу за все ежеминутно прирастающее литнаследие Самита, но этот рассказ хочется читать вслух. Я просто слышу размеренные интонации рассказчика - иногда шукшинские, иногда веллеровские, иногда михаило-роммовские. И повествует Самит о делах непростых, о временах печальных - о разрухе, о войне и о том, как в такие времена выживают (или не выживают) хорошие (или нехорошие) люди. О настоящей мужской дружбе (кто виноват, что двух друзей разделила фронтовая полоса?), о предательстве (жаль, что избиение зампотыла, торговавшего солдатскими сигаретами, было описано коротко), о порядочности, благородстве и самоотречении. Простые, четкие фразы. Ни слова фальши, ни слюней, ни соплей. Самиту веришь, потому он не просто правдоруб, а правдоруб талантливый! К тому же многое из описанного Самит Алиев явно видел своими глазами, пережил, испытал, продумал. Это, знаете ли, видно сразу. "Мира вам, люди, мира, запаха свежевымытой зелени на столе, теплого хлеба в доме и детского смеха на улице!" Спасибо, Самит!

Над ироничной женской и суровой мужской прозой сборника "Тысяча и две ночи" витает в сверхгендерных небесех проза его составителя Эльчина Сафарли. Рассказ, начинающий книгу, ведется от имени тоскующей девицы. Повесть, замыкающая книгу, - от имени турецкого пассивного гомосексуалиста. Рассказ Эльчина "Там, где должна быть" - череда тоскливых психологем, самокопание женщины, расставшейся с мужчиной, долгое и нудное, как ночной звонок подруги, лишенной сна и шансов выйти замуж. Впрочем, дамам, мыслящим на той же частоте, вероятно, это может оказаться близким. Мне же отсутствие внятного сюжета видится изрядным недостатком.
Повесть "Запрет на себя" рассчитана на беспрестанный шок. Русские, азербайджанские, английские обсценные словечки, встречающиеся в сборнике ("ебать-копать" и т.п.), постельные сценки и всяческие интимные подробности, по сравнению с жуткой эпопеей Исы (главного героя повести) - детсадовский утренник. Автор настойчиво выписывает физиологию изнасилования мальчика, тщательно изображает все страдания молодого педераста, не пренебрегает и кровавыми сценами. Впечатление тяжелейшее, тем более, что блестящее владение Эльчином Сафарли литературным слогом не позволяет отвлекаться на какие-то корявости стиля, не дает отвлечься на языковые неловкости. Читаешь и думаешь: "Вот тебе и Восток!.." Ну ей-богу, после повести "Запрет на себя" в Турцию можно ездить только со сковородой в штанах.

Честное слово, этот бесспорно талантливый гей-демарш диссонирует с остальным контентом книги. Словно в дружескую компанию, неторопливо беседующую о своем житье-бытье, ворвался кто-то неистовый и заорал: "Пидараззы!!!"

А в остальном сборник скомпонован на редкость удачно. До такой степени, что некоторые его части перекликаются друг с другом.
"Мне тридцать пять лет, и у меня нет детей", - пишет Исмаил Иманов. "Мне двадцать пять лет, и я работаю журналистом", как бы отвечает ему Саша Денисова. Да, у каждого героя свое горе. А у нас общая радость - хорошая книжка, прекрасный проект, блестяще реализованный Эльчином Сафарли.

* Цитата несколько подсокращенная.
Красный галстук

Прием в Развлекательном центре

Вчера была открыта ежегодная Международная Телекоммуникационная выставка Bakutel. Поелику я не только гламурный редактор, но имею и отдаленное отоншение к телекоммуникациям, интернету и т.п., я счел своим долгом посетить и выставку, и вечерний прием. Правда, на торжественную часть мы с glavrediloРусланом и eliomusЭльмаром несколько припоздали и были вынуждены утешаться фуршетом.



А почему опоздали? Collapse )
Красный галстук

Показательная ситуация

rork пишет:

Джаник рассказал, как во время землетрясения, которое было в 2000-м году, его сосед из новых бакинцев мчался вниз по лестнице, крича: "Uşaqlarım evdə qaldı!*"
Орал, но своего спасительного хода не замедлял.
- Тогда я себе ясно представил, - сказал Джаник, - как он прибежал в Баку.
Так-то.
Всевидящее Око

* Мои дети остались дома!
Красный галстук

Снимается кино

В Баку снимается фильм по замечательной повести Максуда Ибрагимбекова "И не было лучше брата". Режиссер - Мурад Ибрагимбеков. Директор - Александр Швыдкой. В роли Джалила - Сергей Пускепалис, в роли Симурга - Евгений Цыганов, в роли Дильбер - Нино Нинидзе (помните ее маму в фильмах "Мелодии Верийского квартала" и "Небесные ласточки"?). Съемки ведится в Бузовнах, Старой Крепости и на Советской. Вчера вечером съемочная группа (кроме режиссера) сидела на террасе отеля "Атропат", пила пиво "Хирдалян" (так они произносили слово "Хырдалан"), смотрела на лунную дорожку, пересекающую бухту, и нехотя делилась со мной впечатлениями.

Я: А местные кадры в съемках задействованы?
Они: Ага. У нас работает пиротехник по имени Бабуля.
Я: Как Бабуля?
Все: Да, Бабуля, Бабуля!
Я: Может, Вагуля?
Все: Может и Вагуля.
Я: Тогда это вообще Вагиф.

Цыганов: Я долго не мог понять, что такое Агададаш.

Швыдкой: У нас на съемочной площадке в Бузовне вызвался помогать один мужик. Потом оказалось, что главная помощь в том, что ходит в мечеть за нас молиться. А на Советской одного из наших вежливо попросили соблюдать обычаи и не ходить в шортах. Хотя шорты были не такие, что все вываливается, а обрезанные у колен джинсы.

Оператор: Я сегодня в Баку дорогу переходил под знаком "Переход". А никто не тормозит. Ну я глаза закрыл и думаю: "Ребята, теперь это ваши проблемы". Так и перешел. А в Москве езжу на мотороллере.
Цыганов: В Москве скоро и из мотороллеров будут пробки.

Я (глядя на засыпающих вокруг прелестных детишек): Сколько у вас тут детей?
Все: Пятеро! Целый детский сад!
Цыганов: У Жени Стычкина тоже куча детей, трое, кажется. Он как-то рассказывает: "Мы уезжаем, жара страшная, несемся с детьми через аэропорт, жуть, усталость, тяжести, взмокли..." Его спрашивают: "А дети как? Бедные дети..." Он: "Да детям вообще похую!... А мы мчимся, потеем, тащим..."

Другие подробности про кино, а также фотографии смотрите в журнале доброй fatima611.
Красный галстук

1994 год

Нашел старую записную книжку. Вот что я писал в 1994 году - для КВН и для себя (избранное):

На недавнем конкурсе был избран "Суперджигит-93". Объем усов - 80 см в расслабленном состоянии.

- Что сделает истинный джигит, если в трамвае встретит девушку?
- Слезет с лошади и уступит даме место.

Для желающих связаться с нашими спонсорами - рекламные щиты.
Для не желающих - рекламные дубинки.

В продовольственном отделе нашего супермаркета начался сезонный показ кукишей народу.

Скоро и в Азербайджане наступит Новый год! Дед Мороз и Снегурочка уже задержаны на иранской границе.

- Что, Бахрам, грустишь?
- Я мечтал в детстве стать завмагом. А стал только в зрелом возрасте.

- Что вы привязались к этим азербайджанцам? Давайте что-нибудь общеевропейское.
- Пожалуйста! Из общеевропейских новостей. Вчера на общеевропейском рынке произошла общеевропейская облава с участием общеевропейского ОМОНа. Зачинщиками беспорядков, как обычно, были лица общеевропейской национальности.

- Могут ли футболисты "Нефтчи" стать чемпионами мира?
- Конечно! Если ребята выберут себе вид спорта по душе и будут прилежно тренироваться - все возможно.

- Портрет моей тещи висит на Доске Почета.
- Который?
- А вон, самый заплеванный.

Наши полисмены как деревья - с возрастом все толще и толще.

- Вчера у N. был юбилей - 50 лет.
- Я бы дал больше.
- Скидывались по 10 рублей.
- Я бы дал меньше.

Ах, этот инфаркт-сердцеед...

Что можно сказать о женственности этой дамы, если к ней голубые пристают?

Режиссер - отъявленный авангардист. У него в постановке горьковской "На дне" все ходят в аквалангах.

- Загляни в синюю папку. Там к делу подшиты два кутаба.

Вышел в свежевыстиранной майке. Пах хлоркой, словно бассейн "Трудовые резервы".

А через два года Ганира вышла замуж.
Ребенка назвали Фуадом.
Мужа назвали Назимом.
Красный галстук

Лаза и окрестности. Часть 9

(См. начало: Часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6, часть 7, часть 8).

Прощаемся с горами, прощаемся с турбазой "Сувар"...

Фото vleviВиктора Левитана

И отправляемся в обратный путь. Спускаемся с гор, смотрим по сторонам, фотографируем.

Collapse )