Category: религия

борода2

Алексей Васильев. Баку, 1990

От публикатора: В ночь с 19 на 20 января 1990 года в город Баку были введены войска Советской армии, в результате чего погибло около 150 человек мирного населения. Жертвы тех дней похоронены на специально созданной Аллее Шехидов. 20 Января в Азербайджане отмечается как траурный день - "Черный Январь". Истории "Черного Января" посвящены статьи, книги, фильмы, но до сих пор сказать, что эта тема раскрыта в должной мере, нельзя.
Предлагаемый рассказ ведется от имени офицера регулярной армии, служившего в Баку, но фактически стоявшего на "той стороне". Предположительно, это самый конец января, уже после ввода войск.
Буду благодарен, если мне предоставят в напечатанном виде или пришлют ссылку на другие подробные истории о тех днях.



...Зима 90-го.
Игра в нарды была прервана стуком входной двери, ротный снял с гвоздя автомат, щелкнул магазином:
– Леха, собирайся, выезжаем на сопровождение, Славка, остаешься за старшего...
С декабря 1989 года наша рота неотлучно находилась при Ставке Южного направления. Для "поддержки штанов" генералитета. Очень уж им нравилось, когда их сопровождали повсюду камуфлированные ребята с автоматами. Время было неспокойное, пожары Сумгаита и Карабаха бередили умы. Кто прав? Кто виноват? Аллаху известно, может быть. Но Аллах и Господь молчали. А два народа закипали взаимной ненавистью друг к другу. При чем тут мы? А, как обычно... Мирим дерущихся, помогаем обиженным. Национальная особенность, знаете ли.
Баку. Красивый южный город. Город базаров, шашлыков и черной икры. На каждом перекрестке БМПшка, бойцы в бронежилетах проверяют документы. Запах надвигающейся войны.
– Сань, а кого встречать-то будем?
– Варенников с Язовым прилетают. Будут оценивать обстановку.
– Ну, хоп, поехали...
Аэродром "Бина" – воздушные ворота Азербайджана. Ветер на взлетке срывает кепку с головы. Переминаемся с ноги на ногу. Высокое начальство спускается по трапу. Вареников улыбается:
– Где-то я тебя видел, старлей?
– Да армия у нас большая, а охранять вас, кроме нас, некому, – улыбаюсь в ответ.
– Проверенные кадры – это хорошо, вот постричься бы тебе... ну да ладно.
Хлопают дверцы УАЗиков. Плюхаюсь на переднее сиденье. Поехали.
Только вернулись к нардам...
– Васильев! В разведотдел!
Тьфу, мать вашу... никакой жизни. В отделе полковник К. ставит задачу:
– Назначаешься в сопровождение Министра Обороны, шесть бойцов, полтора БК, сухпай на четверо суток. Задача на данный момент: выехать в гостевой домик, оценить обстановку, обеспечить охранение. МО будет вечером. И... постригся бы ты, а? И ботиночки на уставные сменил...
Я молча киваю. Щаз-з... Вот все брошу, и пойду разыскивать уставные ботинки... Collapse )
борода2

Как я ходил на остров Святого Гонората

Люблю острова, хотя и оказываюсь на них редко. Первым островом для меня стал в 1993 году Наргин, что напротив Баку. Позже были Лангкави, Маврикий и сопутствующие им остров Габриэля, остров Беременной Девы и т.д. А напротив Канн к вящей моей радости обнаружились Леринские острова. И в прекрасный январский денек мы отправились на один из них - остров Сен-Онора, что переводится как "Остров имени Святого Гонората Арелатского".
(Начало лазурных записок здесь: Как я съездил в Канны)

cannes_honorat00
Вот такой кораблик, принадлежащий Леринскому аббатству, курсирует между Каннами и островами. У монахов, проживающих на острове, недурной флот.

Collapse )
Красный галстук

Как я попал в английскую тюрьму

Выйдя с рынка Боро, мы направились к реке. Дорога проходила через арку в мрачноватом старинном здании. Первое впечатление оказалось верным и справа обнаружилась вывеска – «Тюрьма Клинк». Конечно, это был музей. Я вообще люблю музеи непервого ряда. В Эдинбурге полез в чумной подвал "Тупик Мэри Кинг", в Париже проехал полгорода на метро, чтобы попасть в катакомбы (оказалось закрыто по случаю Пасхи)...

clink00

Collapse )
Красный галстук

Как я путешествовал по азербайджанским синагогам и церквям

"Шелковый путь толерантности"... Название, конечно, тяжелое. Мне вообще не нравится слово «толерантность», оно наравне с «политкорректностью» и «либеральностью» несколько затерто, обюрокрачено, но синоним «терпимость» еще сомнительнее.
Так или иначе, не так давно я был очень рад получить приглашение принять участие в проекте «Шелковый путь толерантности» (ШПТ) и, забегая вперед, скажу, что затея Эльшада Искендерова, главы Госкомитета по работе с религиозными организациями, оказалась очень удачной.
В чем, собственно говоря, было дело. В Азербайджан пригласили журналистов, блогеров и теологов со всего света, чтобы познакомить их с жизнью наших верующих, представителей различных конфессий – мусульман, христиан, иудеев… Среди участников экспедиции оказались преподаватель теологии Бенджамин Майерс (Австралия), профессор гринвичского университета Джонатан Уилсон (Великобритания), журналист и блоггер Омар Шахид (Великобритания), телевизионная и радиоведущая, общественная активистка Рохая Диалло (Франция), исследователь и публицист Валерий Новосельский (Израиль) и бывший секретарь принцессы Дианы, писатель и журналист Патрик Джефсон (США).
Три дня представители шести стран путешествовали по республике, знакомясь с достопримечательностями и людьми. Три дня наша пестрая компания ездила по районам и весям, наблюдая, расспрашивая, записывая и фотографируя. Во многих местах я, конечно, бывал и раньше – по работе или туристом. Но совсем иное дело смотреть на привычные достопримечательности глазами иностранных гостей. Поэтому три дня ШПТ во многом и для меня превратились в открытие Азербайджана. Вел заметки на ходу, пытаясь успеть и пофотографировать, и понаблюдать, и пообщаться. Collapse )tolerant_sinag
Синагога в Красной Слободе (Кубинский район Азербайджана)

Collapse )
Красный галстук

Азан - призыв к молитве

Я совершенно не против религии. Я уважаю веру. Я вполне терпимо отношусь к громкому азану, раздающемуся с минаретов расположенной неподалеку от моей редакции кафедральной мечети Тезе-Пир. Я даже не против, чтобы мечети использовали звукоусиливающую аппаратуру для призыва мусульман на молитву. Хотя это неоднократно запрещалось. Запрещались, насколько я понимаю, именно усилители. Хотя многие переживали и возмущались, что запрещен сам азан (громкий призыв к молитве, вроде звона колоколов в христианских церквях).

Сейчас азан по-прежнему звучит. Явно через динамики. Пусть так.

Но я хотел бы видеть хотя бы одного муэдзина на минарете. И я хотел бы верить в то, что к молитве призывает священник, а не магнитофон или mp3-плеер. Иначе это просто бессмысленное лицемерие. Если богословов сменяют диджеи в чалмах, то о какой вере, о каком уважении к религии может идти речь?

Фонограмму, думаю, запретить не грех. А благо.
Красный галстук

Мои азербайджанские легенды

Наш Минкультуризм задумал снять презентационное кино об Азербайджане.
Несколько месяцев делили бюджет, планировали расходы так, чтоб и на фильм осталось. Потом стали, думать, как собственно говоря, снимать... Заказали синопсис. Приняли. Прошло время. Им придумалось, что лучше начинать с какой-нибудь легенды...

Я стал изучать легенды. Признаюсь - не радостные они какие-то - легенды наши... То принцесса с башни грохнется вдребезги, то мать выгонит детей в лес, где они в уток превратятся... Ну и так далее. Пришлось выдумывать, модифицируя классические фольклорные конструкции в презентационную туристическую легенду.

Collapse )

Минкульт так долго радовался этой легенде, что за это время болгары успели снять нечно подобное. Насколько похоже - не знаю.
Наши почесались и попросили что-нибудь еще.

Collapse )

Спустя некоторое время попросили еще версию.
Ну вот вам, такой перепев кавказского мифа.

Collapse )

Сегодня выяснилось, что мой друг-режиссер, через которого все заказывалось, не выдержав минкультовской мозготрепки, послал их в жопу. Не могу с ним не согласиться.

А я в который раз работал бесплатно.
Красный галстук

Бенин

Наш друг Рашад Намазов предпринял творческую поездку в Бенин - на берег Атланики, в город Котону.
Найдите на фото самого Рашада:



Collapse )
Красный галстук

"Киевляне преимущественно все онанисты"

Н. Лесков:
«...Газету эту ("Киевский телеграф" - В.С.) цензор Лазов считал полезным запретить „за невозможные опечатки". Поправки же Юнгу (главный редактор - В.С.) иногда стоили дороже самых ошибок: раз, например, у него появилась поправка, в которой значилось дословно следующее: „во вчерашнем №, на столбце таком-то, у нас напечатано: пуговица, читай: богородица". Юнг был в ужасе больше от того, что цензор ему выговаривал: „зачем-де поправлялся!"
— Как же не поправиться? — вопрошал Юнг, и в самом деле надо было поправиться.
Но едва это сошло с рук, как Юнг опять ходил по городу в еще большем горе: он останавливал знакомых и, вынимая из жилетного кармана маленькую бумажку, говорил:
— Посмотрите, пожалуйста, — хорош цензор! Что он со мною делает! — он мне не разрешает поправить вчерашнюю ошибку.
Поправка гласила следующее: „Вчера у нас напечатано: киевляне преимущественно все онанисты, — читай оптимисты".
— Каково положение! — восклицал Юнг. Через некоторое время Алексей Алексеевич Лазов, однако, кажется разрешил эту, в самом деле необходимую поправку. Но был и такой случай цензорского произвола, когда поправка не была дозволена. Случилось раз, что в статье было сказано: „не удивительно, что при таком воспитании вырастают недоблуды". Лазов удивился, что это за слово? Ему объяснили, что хотели сказать „лизоблюды"; но когда вечером принесли сводку номера, то там стояло: „по ошибке напечатано: недоблуды, — должно читать: переблуды". Цензор пришел в отчаяние и совсем вычеркнул поправку, опасаясь, чтобы не напечатали чего еще худшего».

Цитата по книге Дмитрия Шереха "А" упало, "Б" пропало". Занимательная история опечаток".

Сам Дмитрий Шерех нашел в газете Юнка такую колоритную поправку (18 ноября 1859 года): «В прошлом номере К. Т. во внутренних известиях вкралась грубая опечатка, которую спешим оговорить, тем более, что мы уважаем вполне талант г. Щедрина. На стр. 170 в 3-м столбце напечатано: „после паршивых очерков г. Щедрина", а надобно читать „после правдивых очерков" и проч.»
Красный галстук

Роман "Али и Нино", опубликованный издательством "Ali&Nino", можно купить в магазине "Ali&Nino"

Агентство "Тренд" ЗДЕСЬ пишет о новом издании романа "Али и Нино".

"...Действие романа происходит в Баку в начале 20 века. Трагичная любовная история юноши-мусульманина Али и грузинской православной девушки по имени Нино развивается на фоне исторических событий – взлет и падение Азербайджанской Демократической Республики, события в соседних кавказских странах. Любовь христианки и исламского фундаменталиста на фоне нефтяных скважин – действительно актуальный сюжет..."

Ранее в "Такой ЖЖЖизни":
О магазине "Али и Нино".
О книге "Али и Нино".