Category: техника

Красный галстук

Умные часы и очень умный телефон от Samsung*

С 22 октября в Азербайджане стала официально доступна флагманская модель смартфорна Samsung Galaxy Note 5.
В отеле Fairmont Baku об этом торжественно объявил президент компании Samsung Electronics Caucasus Бьонг Ду Чой. А представительница Samsung Russia Мария Стоева подробно рассказала об особенностях нового смартфона.



Как и следовало ожидать, у Note 5 потрясающе мощный процессор (8-ядерный, 64 бит, 14 нм) и значительная оперативная память (4 Gb) + 32 Gb флеш, что позволяет реализовывать самую изощренную многозадачность и с легкостью запускать самые "тяжелые" приложения. Collapse )

* Пост опубликован на правах рекламы

Красный галстук

Славке - 2 года



Мой сын уже почти взрослый. Читает книжки, отличает легковушки от тракторов, борется с горшком, председательствует в клубе поклонников "Ну, погоди!" и "Том и Джерри".
Кушает неохотно, фехтует бананами, разбрасывает печеньки, но на вопрос "Что тебе, сыночек, принести с работы?" неизменно требует: "Ням-ням!"
Любит фотографировать, хотя в видоискатель заглядывает не с той стороны. На велосипеде своем трехколесном пока катается пешком. Педали крутить ему неохота.
Внимательно следит, чтоб все ходили в тапочках. Играя в прятки, скрывается за полупрозрачной зановеской и на провокационное "Где Славка? Куда он подевался?", не стерпев, сразу кричит: "Вот десь!"

Collapse )
Красный галстук

Еще раз о Наримановском кладбище

via Day.az. Спасибо Эльнуру Баимову за републикацию статьи.

"ПРОДАЮТСЯ КОСТИ И МОГИЛЫ ВАШИХ РОДНЫХ. ЦЕНЫ - БОЖЕСКИЕ"
Попытка цензурного изложения того, что ныне творят на Наримановском кладбище с усопшими и их родственниками


Д.ЗУБРУС

ГЕРОИ СЕРВАНТЕСА

То, что на погребенных беспощадным экскаватором костях собираются строить не только дорогу, но и различные здания, можно понять, просто зайдя на кладбище со стороны Дарнагюля. Проход на погост я заметил сквозь строящуюся пятиэтажку, внешне напоминающую будущий офисный центр. Пройдя по сквозному пространству, я очутился посреди чего-то непонятного: что-то среднее между мусорной загородной свалкой, куда свозится весь хлам города, и стройплощадкой. Когда глянул под ноги - стало тошно.

Мои ботинки стояли на кусках, ошметках памятников, на которых разобрать можно было не больше чем пару букв. Их в буквальном смысле раздолбали в пух и прах. Герой Сервантеса воевал с ветряными мельницами, Баку же воюет с мертвецами...

Чем дальше я пробирался внутрь кладбища, тем холоднее становилось в ногах. Я вроде не робкого десятка и настраивался на этот поход. Но, видимо, на такое настроиться невозможно. Что осталось от целой жизни? Ничего. Говорят, страшно встречать старость в одиночестве. Но еще страшней представить, что после смерти твое одиночество будет вечным и к тому же безымянным, как разбитый памятник. Руки тряслись, и кадры получались размытыми. Collapse )